Пожалуйста, введите Ваше email, указанный при регистрации. На него Вы получите ссылку для восстановления пароля.

8-800-333-55-17
Звонок бесплатный для всей России

Роль, играющая тобой

Вопрос: почему тебе стало плохо с человеком, которого ты добровольно сделал спутником жизни? Отвечают шесть "случайных" опрошенных:
- Наша любовь была иллюзией...
- Он стал мерзким, а недавно просто довел меня до шока!
- А я вообще не понимаю - зачем люди вступают в брак!
- Мы расстались, потому что исчерпали друг друга...
- Мне интересней с друзьями, чем с ней...
- А мне - с Платоном! Если честно, мне не хватает одиночества...

И все-таки я обращаюсь к тем, кто несмотря ни на что желает сохраниться как пара. Что спасет при первых признаках охлаждения? Отвечаю - смена роли. Опять смена роли - с привычной на неожиданную! Это еще называют парадоксальной интенцией.

Муж приходит домой поздно - в очередной раз. Какой реакции он ждет?
- Избиения...
- Как минимум - недельного воздержания...
- Чемодана на пороге...
 - Истерики...

Он ждет - наказания! И, как правило, он его получает. Сделайте неожиданный ход - поразите его! Муж ждет "наказания", а вы...
- Похвалю за то, что в очередной раз пришел поздно!
 - Приду еще поздней и навеселе!
 - Устрою праздник по поводу его возвращения!

Согласна - это парадоксально, хотя и несколько истерично. Попробуйте избавиться хотя бы на время от привычных реакций. Творчество - вот что поможет вам в эту минуту!

Чаще всего в любви мы бездарны, мы становимся зомби чужих программных установок (зачастую наших не всегда удачливых родителей).

Итак, предлагаю снять с себя окостеневшие роли. Это и есть первый шаг к победе. Как мы знаем - брак изменяет человека, и не всегда в лучшую сторону. Человек перестает играть. А это - почти приговор. Опадает грим, с месяцами совместной жизни голос становится пронзительно-резким, осанка - от дряхлой до вульгарной, мысли - пошлыми до технократизма... Мы как будто превращаемся в монстров.  Вот ходит по комнате ворчливый старик двадцати семи лет. Стоп! В кого ты сейчас превратился - вчерашний кумир сцены? (Задумался).
- В своего деда. Он меня воспитывал... Его жена – женщина-бламер, чудовище, раскрывающая пасть на домочадцев с порога.

В кого превратилась ты - бывшая лесная фея?
- В свою мать! Она ненавидела меня, всю жизнь, всю жизнь подавляла!

Постепенно человек вырастает из своей роли, как из распашонки, и его новое поведение не совпадает с закостенелыми ожиданиями близких, друзей. Родитель всегда видит в своем сорокалетнем сыне восьмилетнего шалопая. У человека вообще есть странная тенденция к определенности. Человек пытается раз и навсегда установить - что он есть такое. Тем не менее, Роль или Маска диктуют нам уже свои условия. Наверное, нельзя ограничить себя ролью, соответствующей чужим ожиданиям.

Наташа пришла ко мне с четко оформленной проблемой: она стала все чаще и чаще поднимать руку на свою девятилетнюю дочь. Вспышка гнева проходила - взрослая и малая рыдали, обнявшись...

Ищем причину необъяснимой агрессии Наташи. Сначала проведем эксперимент. Хотите узнать - как и куда меняется ваша судьба - поставьте перед собой все фотографии - от рождения и до сего дня:
- На книжных полках в три ряда поставила все свои фотографии. Всматриваюсь. Как в иконостас. Смотрю и поражаюсь: неужели это - я?
- Наташа, какие мысли у вас рождаются, что вспоминается сразу, когда Вы смотрите на фото?
- Сначала был период великомученицы. Что-то есть в этих ранних фотографиях смиренное, вялое, пассивное, несвободное. Мой бывший муж мне говорил: «Ты мне нравилась свободной. А сейчас ты слишком жена».  А вот об этой фотографии моя подруга говорила: «Ты здесь как застывшая стерва. Проснешься и - покусаешь!» Ты не права, - говорю, - я же тут такая лапочка, длинноволосая мадонна с птенчиком на коленях. «Нет, ты там - стерва, кикимора, лесной оборотень!»
- Стоп, стоп. У каждого, естественно, возникают свои личные ассоциации... Но - меня интересуют сейчас только ваши. Видите ли вы разницу между, скажем, этим фото и - последним?
- Конечно. Ранние фотографии - от рождения и до... разрыва с мужем - представьте себе - все типичны! Смотрите - как бы я ни старалась сделать лицо радостно- наплевательским - не выходит!
- Уже теплее. На какой сказочный персонаж вы здесь похожи?
- На Золушку!
- Что это значит для вас - быть Золушкой?
- Жить понарошку и грезить о будущем. Вот я смотрю на себя до двадцати двух лет - во мне не было спелого шарма, что ли.. Что-то меня раздражает в себе прошлой.
- Вот теперь - горячо! Я заметила закономерность: вы пытаетесь очернить себя прошлую. Наказать эту послушную "лесную" девочку!
- На меня тогда многие нападали!
- А сейчас и вы - тридцатилетняя, нападаете на себя - двадцатилетнюю. Итак, что Вас больше всего раздражает в фотографиях верхнего ряда?
- Я там - очень худая. Я и сейчас, правда, не толще. Но тогда. Я была просто дистрофиком! Тогда все,  буквально все нападали на меня из-за этой худобы!
- А сейчас на Вас нападают?
- Редко. Но дело в том, что меня сейчас это не обижает! Совершенно!
- Есть такое понятие - как подставление. Похоже, Наташа, Вы подставлялись под упреки, сочувствие, жалость и тому подобное...
- Действительно: как бы я молода ни была, как бы хорошо ни выглядела - мне всегда сочувствовали! Иду - уверенная, что я в порядке, порхаю, свечусь. А мне: «Ах, как ты, бедненькая, похудела!»
- По всему видно, что Вы не любите себя ту - прошлую. Свою женственность вы называете жертвенностью, мягкость - мазохизмом, стройность - худобой, дистрофичностью. Вы заметили - что происходит?! Вы пытаетесь принять позицию тех, кто Вас тогда обижал. И во имя самобезопасности - стать похожими на них!
- Теперь мне, пожалуй, ясно - почему я нападаю на дочь. Она напоминает меня «ту»...
Да, дочка Наташи напоминает молодую Наташу. Она почти всегда в маске послушника, увязшего в своём липком иллюзорном омуте. «А? - отлипает она от своих мыслей, - Ща-ас!» 

Всматриваюсь опять в фотографии Наташи. Второй ряд: вижу как постепенно ко всему облику прибавляется известная доля металла, успокоенность, почти спелость, затем - даже злость.

Вот они - множественные Наташи. И все они смотрят на меня: Послушная секретарша... Добрая училка... Подросток... Ведьма... Мадонна... Клушка... Тяжелоатлет... Каратель... Куртизанка... Монашка... Стерва...

И это все - Наташа. И это лишь - неполный перечень... 

Сколько жизней ты прожила? И над всем витает печать слегка вымученной улыбки.

И вдруг - на одной из последних фотографий - улыбка взрывается и ползет и ширится, и - стирает грустные годы. Психологический возраст падает до десяти лет. Взгляда прокурора - как не бывало! Что это? Освобождение? От вечно навязываемых чужих ролей?  Иллюзия! Ты вошла еще в одну новую роль!

Итак, анализируя судьбу Наташи, мы пришли к парадоксу: не смотря на то, что она изменилась и стала своей противоположностью, она - все еще не вышла из роли "хорошистки", соответствующей чужим ожиданиям, а наоборот - ещё больше подчинилась этой роли. На новом этапе своей жизни, Наташа стала унижать себя и дочку за мягкость, безответность, послушание... Когда-то за это же били её другие. Наташа сначала была Плакатером ("Я всегда неправ!"), а превратилась в Бламера ("Я всегда прав!").

Будучи уверенной, что она изменилась к лучшему, она всего лишь стала похожа на тех, кто "бил" ее! 

Так произошла психологическая компенсация!

Самое время - остановиться и подумать - кого ты играешь сейчас? Или чьим ожиданиям подыгрываешь? И самое главное - почему каждой новой ролью ты отрицаешь предыдущую?

2014-11-20 10:23:43

Оставить комментарий
Чтобы оставить комментарий, Вы должны быть зарегистрированы на сайте
Интересные статьи